Севастополь

Феод в законе и право на шлагбум. В Севастополе появляются частные леса и озера

Источник: ForPost
0 238

Дело не в том, что частник уничтожает озеро в Севастополе. Дело в том, что уже уничтожено наше право на лес, воду, а заодно и - вера в закон.

Некапитальный сруб с некапитальной подпорной стеной на Терновском озере

Пора привыкать к новой реальности: леса, горы, озера и реки, морское побережье - самые видовые места в Севастополе, где вы провели всё детство, куда ходили в походы, - всё чаще оказываются за шлагбаумом, забором или колючей проволокой.

Теперь это частная собственность.

Попасть туда беплатно или без дозволения "хозяина земли" вам помешает разной степени свирепости и оснащения охрана, которой ни лесхоз, ни севприроднадзор, ни природоохранная прокуратура, ни полиция - не указ.

Особенно драматично действие разворачивается там, где "частное" озеро, река или лес оказываются жизненно важными для местных жителей.

Так случилось в Терновке: село обеспечивается водой только благодаря пруду, а пруд и дамба - расположены практически посредине частного участка, где сегодня ведется бурная хозяйственная деятельность.

Владелец земли с озером и частью реки, г-н Сергей Марков, уверенно, никого не спрашивая, ведет там строительные и гидро-технические работы, "улучшает" природу бетоном и экскаватором, и на пушечный выстрел не подпускает туда местное население.

А люди попросту в ужасе, что из-за некомпетентного вмешательства в природные процессы пруд обмелеет, и вся Терновка останется без воды.

Примеры обмеления и заиливания совсем рядом: расположенные неподалеку два других пруда - Лимановский и Монастырский, которые, к слову, тоже расположены на частных участках и являются, по словам сельчан, прямым предметом интереса Маркова - буквально "высосаны" варварским использованием. Первый наполовину обмелел и сейчас заброшен, второй  - практически полностью.


Система каскадных озёр, питающих Терновку и сады, загублена частником, - утверждает депутат Терновского муниципального округа Сергей Потехин.

«Мы питаемся из скважины, которая стоит в Терновке, она питается верховодкой. Мы за счёт вот этих вот каскадных озёр и плотин и живём, создается определённый конвейер, идет фильтрация, и поступает нам вода на водокачку», объясняет он.

Местные жители отлично понимают, что уничтожение этих озёр ставит под угрозу водоснабжение села Терновка.

«Оставьте в покое наши воды. Занимайтесь выращиванием курей, пашите земли, садите – ради бога. Воду не трогайте – это святое у людей, что осталось».

Сельчане горячатся и готовы, образно выражаясь, взяться за вилы. Местным депутатам с трудом удается уговаривать народ поверить в закон и в то, что власти - разберутся и прекратят этот кошмар.


Терновский пруд и его обитатели

При подъезде к Терновскому пруду утыкаемся в шлагбаум, приваренный прямо к официальному знаку о зарегистрированном по федеральному законодательству водном и гидротехническом объекте с установленными ограничениями.

На недокорчеванном дереве рядом обнаруживается бумажный листок-предупреждение о недопустимости незаконного проникновения уже на частную территорию, со ссылкой на Уголовный и Гражданский кодексы РФ.


В конце "объявления" из мятого файлика указан телефон собственника - "для согласования".

Территория участка выглядит, как в фильме-катастрофе.

Под ногами - засохшие грязевые холмы и буераки, экскаваторные треки на разровненных прибрежных участках. По центру искусственной земляной пустыни впритык к воде - пустой двухэтажный сруб с темными глазницами оконных проемов.


Его подтыкает внушительная бетонная подпорная стена, она вырастает прямо из воды.

В воде - полно дохлой рыбы, она дурно пахнет.



Местные говорят, что сруб стоит на засыпанном втором русле речушки Ай-Тодорки, питающей Терновское озеро. Оставшееся русло - цедит воду тонкой блестящей плёночкой по-над дном.

Примыкающие к другому берегу речушки и озера деревья обнесены строительной лентой - очевидно, по границе участка. Какая судьба их ждет - представить отчего-то страшно.

Бравый охранник, увидев огромную компанию людей при полномочиях, скромно называет себя "просто сторожем" (а по прибытии полицейского и вовсе рекомендуется "мимо проходящим гражданином"). Вызывает по телефону хозяина.

Пока собственник "едет из Симферополя", отправляемся осматривать периметр.


Вторая часть участка сдана в аренду коммерсантам под организацию платных мест отдыха с рыбалкой, и там в рассчете на майские праздники вовсю кипит работа - сколачиваются помосты, на разровненной прибрежной полосе уже выстроились в строй избушечки-палатки с мангалами. Сейчас их красят.

За дамбой камазами расчищена и засыпана гравием площадка под автотранспорт, над рядом избушек - прорытая по горе дорога, по которой свободно могут проехать машины. Всё это фиксирует в протоколе полицейский.

На место прибывает представитель субарендатора - ООО "Галеон" с документами. Среди них всё, кроме главных - ордера на земельные работы и договора о водопользовании.


О соседе по участку (с которым подписывал договор) "ничего знать не знает". Дохлую рыбу объясняет естественным отходом - мол, запустили в озеро 11 тонн, и 10% мора - это норма.

Обещает жителям села и детску площадку, и площадку для футбола и волейбола, и дорогу для детских и инвалидных колясок, а до этого "здесь было по колено грязи", и рыбалку для местных с 50% скидкой.

Назначение участка земли "не помнит".

- Скажите, пожалуйста, у вас разрешение на установку этих помостов есть?

- Нет, я же сказал.

У Юлии Гавриловой, главы Севприроднадзора, другое видение происходящего.

"Устройство помостов - безусловно, это действие квалифицируется, как рекреация, поэтому здесь разрешительные документы должны быть. Самовольное устройство таких помостов - это нарушение требования природоохранного законодательства.
Это нарушение Севприроднадзором зафиксировано и административные действия произведены, составлен протокол по статье 7.6, это самовольное распоряжение водным объектом, документы подготовлены и сегодня будут направлены в суд, а суд может вынести постановление о прекращении деятельности на 90 суток", - поясняет она.

Итак, земля, хоть и частная - но сельскохозяйственного назначения. Ни вести на ней земельные и тем более капитальные работы, ни даже организовывать площадки для отдыха по закону РФ нельзя.

Более того - никакую деятельность без самого главного документа - договора о водопользовании - даже начинать нельзя.

И за это - и/или штраф, и приостановка деятельности.



Вадим Писляк и Юлия Гаврилова

"Сейчас Севприроднадзором, по поручению губернатора, совместно с прокуратурой будет нарабатываться судебная практика возможно. Мы поднимаем вопрос изъятия водных объектов, в первую очередь, федеральных, из участков, которые находятся в собственности и в аренде, поскольку это противоречит общему принципу общедоступности федеральных водных объектов.
Такая работа будет проводиться впервые за 20 лет.
Виной такой ситуации сложилось то, что когда-то земли были распаёваны вместе с водными объектами. Во времена украинского законодательства возможно было нахождение в собственности водных объектов - замкнутых прудов до 3 гектаров площади, но никогда, ни в прежние годы, ни в настоящее время не позволено находиться реке в составе земельного участка, предоставленного в собственность. Поэтому текущая ситуация нами зафиксирована в рамках административного дела.
Долгосрочная задача - приводить в соответствие конфигурации земельных участков, исключая из них водные объекты, которые должны быть доступны всем гражданам Севастополя и гостям города", - подытоживает глава Севприроднадзора.

Обнадеживает, да?

Но погодите.

Долгий путь согласований - для лохов, а предприимчивым людям если хочется, то можно, и десятки "высококвалифицированных юристов и экспертов", в том числе тех, кто по долгу службы обязан пресекать такую "деятельность", легко разложат вам, как.

Об этом чуть позже, когда на место действия прибудет представитель собственника участка со срубом, а пока - отправляемся вместе с депутатами, общественниками, журналистами, "Рубежом", Севприроднадзором и экологической инспекцией посмотреть на состояние двух других каскадных озер.

***

Кстати, выезд с территории сопровождался странным. "Случайно проходивший мимо" охранник отказался открывать шлагбаум для проезда одному из автомобилей, за рулем которого был представитель горных спасателей, депутат ЗС Севастополя первого созыва Юрий Круглов.

Через мгновение охранник со всей мочи бросился на бампер стоящей машины и театрально схватился за грудь.

"Всё, вы меня сбили. Теперь приехали", - ухмыльнулся он.

Радость его была недолгой: в машине помимо Круглова находился в прошлом полковник полиции, командир севастопольского Беркута Сергей Колбин. С таким свидетелем происшествия стало бессмысленно врать.

"Запоганили озеро"

Лимановское озеро уменьшилось почти вдвое: уровень воды, по оценкам местных обителей, упал метров на пять.


Раньше, говорят терновцы, на нём также велась бурная хозяйственная деятельность, стояли  "домики" для рыбалки и пикников для вип-отдыха.

Сейчас водоём заброшен.

" Вода ушла, и сейчас нет смысла – кому здесь приезжать, кто будет отдыхать? Поэтому все беседки все поснимали, там из бревен хорошие такие стандартные делали беседки для отдыха, для ловли рыбы. И сейчас они перекочевали все  нам на озеро. Единственное, которое осталось. Когда уже мы останемся без воды – будет поздно нам кричать и собирать людей", - говорит Сергейй Потехин.

На въезде на дамбу - странные кучи бутового камня, какие-то недострои или части строений вроде ворот и забора.

На вопрос - "зачем?" - очевидный ответ местных жителей - частник огораживает участок, проезд и стоянка - платные.

Монастырское озеро и вовсе заставляет унывать.


Мы идём практически по его дну. Как объясняют нам терновцы, озеро и территория вокруг тоже в частном пользовании, между нынешним арендатором и г-ном Марковым возникли какие-то вопросы, а потом у гидротехнического сооружения здесь по неизвестной причине оказался открыт и повреждён вентель, и вода из озера просто утекла.

Немножко берег речки и русло ковшом подрасширили.
По закону нарушения здесь не было

Возвращаясь к Терновскому пруду, замечаем "хозяйскую машину" и человека с папкой - наконец, приехал представитель собственника участка со срубом и бетонной подпорной стеной.

Молодой человек в золотых очках и несходящемся на животе клетчатом пиджачке представляется Михаилом Виноградовым, предъявляет украинский паспорт и рекомендуется "давним другом Сергея Маркова".

Его речь и дальнейшая беседа с собравшимися достойна цитирования почти без купюр.

"С собственником мы находимся в давних дружеских отношениях. Почему он меня, в принципе, и попросил. Ни за какую плату. Просто так как он не разбирается ни в каких правилах оформления документов.

В августе месяце был приобретен этот участок в собственность у физического лица. Физическое лицо проживает также в поселке Терновка. Зовут его Ленур. Фамилию я тоже сейчас не вспомню. Помню, где живет.

Приобрели этот участок. Перед приобретением пришел геодезист. Отбили точки. Вынесли точки. Границы, вынесенные и обмотанные лентой – это конкретно то, что у нас есть по кадастру данного участка. 


– Он у вас в собственности?

– Да, в собственности он находится. Вот есть выписка с реестра. На тот момент, когда приобрели и получили выписку полностью от органов власти, что не было никаких обременяющих статусов, и никакая водоохранная зона не была указана. То есть, это до сих пор есть в выписке. Даже, если на данный момент, заказать свежую выписку из реестра, то там будут данные отсутствовать о каких-либо обременениях под охранные территории.

Но так как, в принципе, логически мы предполагали, что это водоохранная территория, все строительство здесь начало планироваться на сваях.

Здесь будет устанавливаться забор, поскольку участок частный для личного пользования.

Никакой предпринимательской деятельности здесь вестись не будет.  Все будет, конкретно, установлено на сваях. Никаких капитальных строений здесь не будет.

Единственное, у нас там был вопрос по поводу нашей подпорной стенки. На данный момент этот вопрос немножко завис по поводу экспертизы со Стройнадзором. То есть Стройнадзор должен дать полностью заключительную экспертизу, что эта стенка тоже на сваях идет. То есть она не полностью залита бетоном.


        


Съемка в январе 2020 года. Автор С. Колбин

Там идет 7 свай по сооружению. Они облиты сверху бетоном для того, чтобы.  Это насыпной грунт. Для того, чтобы грунт никуда, ни в какую сторону не ушел. 

– Скажите, пожалуйста, целевое назначение земельного участка какое? 

– Целевое назначение земельного участка – сельхозназначение. 

– Но вы предполагаете вести коммерческую деятельность на территории участка?

– Нет.  Как я и сказал, что никакой предпринимательской деятельности никакой здесь вестись не будет. 

Согласно закону, возможно сельхозназначения участки застраивать до 30% от общей площади.  Больше застроено не будет.

Также на данный момент у нас подана бумажка также в Стройнадзор о всем перечне строений и заборе. То есть о всем, что должно было строиться и будет строиться, как бы, к ним поданы, чтобы получить полностью разрешение или ответ об отказе запрета какого-либо на возведение данных строений (напоним, бетонная подпорная стена уже возведена, одна из водных артерий засыпана, проводились дноуглубительные и другие работы).

 – Как называются эти строения, которые вы возводите? 

–  Строения...  Это из сруба строения.  На данный момент стоит дом, который будет использоваться.

– То есть это индивидуальный жилой дом? 

– Нет, на данный момент, он не может быть индивидуальным жилым домом. Потому что под ним нет фундамента.

 – А что это? Что вы строите?

  – Это как подсобное строение. 

По проекту как он у вас называется? У вас же есть проектная документация на все эти сооружения?

–  Дом из сруба.  Дом из сруба на 207 квадратных метров, если быть точным. Ну, может, квадратура уменьшиться, потому что никакой отделки внутри нет. Там даже лестницы на 2-й этаж нет, потому что он еще выстаивается. По технологии эти дома должны выстаиваться.

Как я уже говорил, когда купили этот участок, тут были лесные насаждения, определенного рода и характера деревья и кустарники. Мы провели дендрологическое обследование.  Все деревья, которые есть сейчас, и те, которые были, они есть полностью переписаны в этих документах под своими номерами. Здесь все с печатями.  Есть также ответ на то, что запрета на вырубку конкретно этих деревьев нет.

Земля эта для сельхозназначения.  Есть определенные нормы, которые разрешают на сельхозназначении земле вырубать деревья, которые не входят в Красную книгу. В Красную книгу на нашем участке не попало ни одно дерево.

Дальше, что мы делали?  Мы проводили экспертизу полностью воды. Мы брали забор воды, как в речке, так и в озере. Так как планировка эта здесь не для какой-либо коммерческой деятельности. Это для себя человек, чтобы жить. И, естественно, там, где ты живешь, ты хочешь жить в нормальных условиях. Экспертиза показала, что здесь в воде повышенное количество фосфатов и нитратов...



Здесь, говорят селяне, шло второе русло реки

С составом воды все понятно. Скажите, пожалуйста, местные жители утверждают, что на том месте, где сейчас стоит  этот дом, проходило второе русло речки. Вы знали об этом?

–  На том месте, где стоит сейчас дом, не проходило второе русло речки. Там проходило, и оно, если к украинским кадастровым картам доступ есть, там есть сооружение, бетонное сооружение. Это раньше был как акведук. Когда мы общались с бывшим собственником перед покупкой, естественно, мы спрашивали – что это такое?
Он нам сказал, что это были сады кизиловые при Советском Союзе. И это бетонное строение использовалось для полива всех растений, которые находились. Бетонное строение находилось в аварийном состоянии. Поэтому его, соответственно, убрали.

Больше никаких русел там не было.

Единственное, что может быть, они сказали за русло - это мы уже общались с представителями Севприроднадзора в плане внесения полностью четких точек конкретной реки, которая проходит по участку, чтобы понимать, какие четкие точки у нас есть по реестрам. Так как в нашей выписке не было указано, что есть какие-то обременения, чтобы у нас было четко понимание. И это могло быть связано с тем, что, когда строили, когда работала техника по выравниванию, из-за того, что русло было в довольно-таки грязном состоянии, немножко берег речки, это русло ковшом подрасширили, чтобы вода могла спокойно находить. На границах нашего участка.  Дальше мы не полезли...

А вы в Севприроднадзор обращались? Вот представители Севприроднадзора...

Приходили. Мы сейчас ждем решения той проблемы, которая у нас появилась. Так как купили, никаких подлогов перед покупкой здесь не было. Изменений тоже. Я думаю, это все в архивах лежит. Участок тут был, его таким и купили. И за этого его в принципе и покупали, потому что он имеет по себе удивительную структуру. На территории участка есть 2 вида водных объектов.  Это по-своему вызвало очень хороший интерес. 

Как можно купить землю с водными объектами?  Ну как?!

 – Он так продавался.  С нашей стороны здесь никаких, назвать это ошибками, нет. 

То есть вы купили этот участок с водными объектами, да? 

– Нет.  Мы купили участок, на котором есть водные объекты. Мы не можем их купить.  Мы можем только взять их в аренду.  О чем мы сейчас, в принципе, и обращаемся в Севприроднадзор.  Мы обратились и послали заявление о том, чтобы нам предоставили точки реки конкретно, чтобы понять, в принципе, где у нас и по каким точкам проходит река.



Представитель и "давний друг" собственника участка на Терновском пруду Михаил Виноградов

Можно спросить у вас: вот эта стенка подпорная, бетонная, вы уже купили с ней? Или это вы ее выстроили?

– Нет. Это не купленная была стенка. На данный момент, где стоит это строение, там уровень земли был ниже. Насыпали, примерно, 2 метра земли, чтобы строение могло стать ровно. Чтобы не было опасности, что эти грунты куда-то уйдут, и сделали эту бетонную стенку.  Сделали ее, я сейчас расскажу каким методом. Туда вкрутили 7  свай. Есть даже договор с человеком, которые эти сваи вкручивал. Сваи были вкручены в землю. Потом была просыпка....

 – На какую глубину они вкручены?

 – Если брать изначальную глубину полностью, без насыпной земли, там идет 3,5 метра – 3 м 75 см. Еще 2 метра сверху, там идет то, что насыпное. Сваи вкручены по-разному. Какая на полтора метра, какая на два.  Вот как они вкрутили, вверх вывели и наварили балки. Уже эти балки оббили опалубкой и залили бетоном.
В принципе, если брать по классификатору, то можно эту конструкцию, если подогнать кран, если найти средства на это затратное мероприятие, его можно достать оттуда краном.

Это не является капитальным строением. 

А разрешение на производство таких работ на водном объекте у вас было, когда вы это делали?

 – Эта стенка, она находится не на водном объекте.

– То есть то, что вода вот под ним рядом – это не водный объект? 

– То, что вода вышла – есть съемка с дрона. Эта вода поступила тогда, когда, конкретно, стенку уже начали заливать

А вам не страшно, что она зальет не только эту стенку, но и строения потом? Ну, раз она приходит.

 – Мы обращались в Крымгеологию. Зачем мы обратились в Крымгеологию? За консультацией гидролога, потому что на тот момент, опять же, в документах не было никаких обременений. Это все у нас шло на наших догадках. Это долина реки. То есть раньше здесь когда-то еще давно, была река, которая сопоставлялась размерами, как судоходная. И здесь водоносный грунт. Для того, чтобы понять, попали мы, конкретно, в долину реки или это просто идут поверхностные воды.
Так как это строение строилось в осенне-зимне-весенний период, из-за того, что были дожди, а в эту зиму здесь были безумные дожди, у нас, мы половину работ не могли проводить. Техника не могла работать.  Эта вода шла со стороны этой горы. Это просто сточные грунтовые воды, которые сходят от дождей. Она там вышла в уровень всего озера. 

От береговой линии согласно Федерального закона России, Водного кодекса идет кромка земли, которая называется береговая полоса. Как правило, это 20 метров.

–  Я понял ваш вопрос. 

– Получается, что у вас теперь этой береговой полосы нет вокруг озера.  Как это сопоставить?

– Я же вам говорю, когда купили этот участок, никаких обременений в реестре не указано. До сих пор в реестре не указано. 

Есть закон, и в законе четко указано, что есть береговая полоса, есть береговая линия.

– В законе четко указано, что есть водоемы, которые относятся к водоохранной зоне. А есть водоемы на территории РФ, которые не внесены под водоохранную территорию.

Беседу подытоживает глава Севприроднадзора Юлия Гаврилова.

У нас водоохранная зона – прибрежная защитная полоса рек Кача, Бельбек, Черная с 9-ю притоками, включая Ай-Тодорку, внесены в государственный водный реестр и в государственный кадастр недвижимости. Любой гражданин может зайти на публичную кадастровую карту, включить вкладку «Зоны с особыми условиями использованиями» и увидеть границы водоохранной зоны реки Ай-Тодорка, в данном случае. Работы эти были выполнены в 2016 году, поэтому границы установлены. И свидетельством тому является наличие, недалеко вы видели, стоит знак – водоохранная зона. По этой территории мы отработали. Это федеральные полномочия правительством Севастополя исполнены. Поэтому границы давным-давно внесены и они существуют.

Но собственник, купивший участок в августе 2019 года, утверждает, что никаких ограничений на помент покупке по участку не было!

После произведенных работ п жалобе на участке побывала первая проверка.

Как утверждает представитель собственника, проверяющие вынесли определение на одно нарушение - что появилась насыпь земли в запретной полосе в нарушение Водного кодекса.

"Это был единственный штраф, который не так давно нам вынесли. Но мы его, в принципе, планируем оплатить" - заверил представитель собственника участка.

Сейчас здесь ждут кадастрового инженера, который уточнит границы водных объектов  тогда "пойдут дальнейшие процессы по получению разрешений". 

– А почему сначала делается, а потом получатся разрешение, а не наоборот?

 – Потому что у нас согласно законодательству, и так сказали очень многие квалифицированные специалисты, обременения и ограничения должны были тоже быть внесены в реестр. Так как в нашем реестре и выписке, которая тоже выдается государственными органами, этого ограничения не было, мы не могли об этом предполагать. Его просто не было. У нас есть выписка, в которой написано, что данные отсутствуют. 

А проектная документации вот на этот объект, на подпорную стенку из бетона, она у вас есть? Соответственно, и разрешение на производство работ, на строительство?

– Проектная документация, план-проект самого строения, он присутствует (предъявлена не была - ред.). Получения какого-либо разрешения, так как это все свайные строения на земле сельхозназначения нам не требуется.

То есть вместо того, чтобы проект передать в Севприроднадзор, получить экспертизу, получить заключение об отсутствии воздействия на охрану окружающей среды, вы начали работы, а теперь вы задним числом пытаетесь эти работы узаконить? 

– Мы не пытаемся работы узаконить.

 – Вы работы уже выполнили!

– Понимаете, узаконить – это что-то ввести в закон, что было с нарушением. По закону нарушения здесь не было. Запрета строить свайные, не капитальные строения в законе нет. Это также прописано.

Так зачем вы  тогда его сейчас узакониваете, если вам это не нужно?

– Мы сейчас, как раз, получаем документы для того, чтобы к нам не было полностью никаких вопросов. Закон не был нарушен, по факту. Эта бумажка, получается, ее оформление составляется для того, чтобы не было потом вопросов.

Оформить "бумажки" собственнику, если он проявит инициативу и обратится за ними, чтобы привести содеянное в соответствие в законодательством, в Севприроднадзоре пообещали помочь.

Мы разводим руками.

На пруду ревом ревут лягушки.


Право на шлагбаум

Итак, итожим.

Истощение верхних водоемов из каскада - Лимановского и Монастырского - может быть обусловлено тем, что работы и эксплуатация велись безжалостно и без проектов, прошедших экспертизу. В результате перерезаны водоносные слои, иссякли или ушли питающие их источники, разрушены клапана и задвижки на водосбросах. Гидротехнические сооружения безнадзорны. Сооружаются шлагбаумы и порталы для установки новых шлагбаумов.Перекрываются дороги, которые принципиально важны для населения.

По участку у Терновского озера: ни у собственника, ни у арендатора договора водопользования нет. Ордера на земельные работы нет. Проекты экспертизу не проходили.

Изменена геометрия берега, произведено вмешательство в природное русло реки, самовольно углублено дно. Выстроен бетонный объект ("на сваях"), изъять и перенести который ни одна организация в Крыму не может. Перекрыт свободный доступ к воде. Самовольно установлен шлагбаум. Участок будет обнесен забором.

Получается, что всё вышеперечисленное благодаря многочисленным жалобам местных жителей, реакции депутатов, прессы и надзорных органов теперь будет быстро легализовано задним числом, то есть, простите, "приведены в соответствие", и на этом  "полномочия государства будут исполнены".

А собственник участка с рекой и озером достроит "вспомогательное некапитальное строение", обнесет его забором и построит здесь модульные теплицы - "для подсобного хозяйства, а не предпринимательской деятельности".

У него право.

А у жителей села Терновка, фактически брошенных на произвол судьбы и обреченных на возможное безводье, никаких прав нет. Есть только шлагбаум.

И это право на шлагбаум - разделим с ними и мы.

Екатерина Бубнова
Фото автора, С. Колбина, Д. Осипенко
Видео Д. Осипенко

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Похожие новости

Архив новостей

Май 2020 (1019)
Апрель 2020 (1108)
Март 2020 (1076)
Февраль 2020 (946)
Январь 2020 (952)
Декабрь 2019 (929)

Популярные новости