Россия

Право на тайну, возможность свободы: человеческое имя и номер в системе

Источник: ForPost
0 117

Номер в едином государственном регистре — это, конечно, не печать антихриста. Но вот с номером з/к что-то общее просматривается.

21 мая Государственная Дума приняла в третьем чтении закон об ЕФИР — едином федеральном информационном регистре.

Вопреки тому, что сразу же стали писать паникёры, это вовсе не означает, что закон уже начал действовать: впереди обсуждение в Совете Федерации и подписание президентом, не исключено, что многие недостатки законопроекта будут устранены.

Не исключено, что закон вернётся обратно в Думу или даже в правительство.

Более того, даже после того, как президент распишется на документе, ЕФИР не возникнет из небытия как по волшебству. Согласно законопроекту, в полном объёме он начнёт действовать лишь с 2025 года — до того много воды утечёт и не один ишак у хана сдохнет.

Так что непосредственной опасности для обеспокоенных грядущей «цифровой диктатурой» граждан нет — а вот повод и возможность для серьёзного обсуждения как раз есть.

Что такое этот ЕФИР?

Это, по идее, система, которая собирает всю информацию о каждом (это важно, безо всяких исключений) гражданине, которая нужна или может понадобиться каким-нибудь любым государственным органам. Тут и все документы гражданина, и данные с камер видеонаблюдения, и штрафы, и налоги, выплаченные и нет, и сведения о собственности и… Всё на свете, в общем.

Почему это удобно для государства? Потому, что сегодня эта информация хранится в разных базах данных в разных ведомствах. Вот тут водительские права и штрафы за неправильную парковку, там кредитная история, тут загс, женился-развёлся, тут дипломы об образовании, там у нас по труду информация, трудовая книжка, а пенсионные накопления за семью печатями в тринадцатом, допустим, по счёту месте.

Сумеем объединить — сократим время на принятие любых решений по поводу человека. Сократим количество чиновников, которые каждым человеком должны заниматься.

Кстати, сократим усилия не только государственного аппарата, но и самого человека.

Не надо будет ему собирать справки и копировать для похода в присутствие десятки бумажек, искать потерявшуюся квитанцию, нервничать из-за того, что кто-то где-то не успел поставить нужную печать. Приходишь в МФЦ (а то и никуда не идёшь, просто со смартфона набираешь Госуслуги), вводишь один-единственный свой номер в системе (а не как сейчас: паспорт-ИНН-соцстраховка-пенсионное удостоверение), и всё, на что имеешь право, сразу перед тобой.

Почему это может быть не хорошо, а очень плохо?

Потому что единая система, собирающая всю информацию о человеке, таким образом практически лишает его возможности иметь хоть какую-то недоступную государству личную жизнь. Тайну.

И дело не в том, что у каждого человека непременно есть какая-то тайна.

Сторонники системы справедливо говорят, что, во-первых, закон о неприкосновенности персональных данных формально будет соблюдаться (технические проблемы сейчас есть, их видно, и возможность утечки как-то постараются устранить), а во-вторых, законопослушному человеку от государства нечего скрывать.

Дело в том, что право — это не то, чем ты непременно пользуешься. Это степень твоей свободы. Возможность, которая вовсе не обязательно должна быть реализована.

Это с любой свободой так. Свобода передвижения вовсе не означает, что ты обязательно куда-то едешь. Можешь не захотеть поехать. Можешь остаться. Можешь вообще быть домоседом. Свобода передвижения реализуется в любом случае: ты поступаешь, как захочешь, едешь или нет.

И с тайной личности так же. У меня её нет. И нет желания её иметь. Но она могла бы быть. А если нет возможности — нет и свободы.

Кстати, про единый номер в государственной системе. Тут две проблемы.

Одна с ультрарелигиозными гражданами, которые, было дело, уже и в ИНН видели печать антихриста. Это я лично обсуждать отказываюсь, это, простите, не к политическому анализу, а к психиатрии.

А вот другая проблема, знаете ли, — с Нюрнбергским трибуналом. Нюрнбергский трибунал после той большой войны, победа в которой для нас — основание всей нашей цивилизации, постановил, что замена имени человека на номер в концлагере — преступление против человечества.

А одно из основополагающих произведений русской литературы XX века — антиутопия Замятина «Мы», сюжет которой строится на том, что в ужасном будущем люди — это больше не люди, а «номера». Таким образом, полностью лишённые индивидуальности. Абсолютно одинаковые.

Так вот, создателям ЕФИРа надо как-то доказать обществу, что номер в единой информационной системе, предназначенной для того, чтобы государству было удобно собирать налоги и выдавать социальную помощь, не заменяет человеческое имя, не лишает индивидуальности и не тождественен номеру зэка.

Читайте еще: Как я (не) стал сталинистом

Андрей Перла

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Похожие новости

Архив новостей

Май 2020 (1019)
Апрель 2020 (1108)
Март 2020 (1076)
Февраль 2020 (946)
Январь 2020 (952)
Декабрь 2019 (929)

Популярные новости