Россия

Против мироеда? Значит, за супостата!

Источник: Примечания
0 80

Протесты против "жуликов и воров" происходят на фоне кампании по активной реабилитации "девяностых", утверждает консервативный публицист Виктор Мараховский. Он усматривает в этой кампании "гонконгскую тоску по белому господину" со стороны "обслуги колониальной администрации", которой в 90-х жилось лучше, чем сейчас.


Мировые СМИ вот уже несколько дней как по команде объединяют протесты в Москве и Гонконге в тенденцию, не особо интересуясь тем, что такие же протесты проходят в Париже, Бухаресте и в США, пишет Виктор Мараховский в своей колонке на РИА Новости. Почему — понятно. Россия и Китай — это два гнезда несвободы, а Париж, Нью-Йорк и даже Бухарест — гнезда свободы.   Но на самом деле общего у протестов в Москве и Гонконге мало, считает Мараховский. А если что-то общее и есть, то это - атмосфера ностальгии по былым временам. По 90-м в России и по временам британского владычества в Гонконге.    Гонконг перестал быть колонией Великобритании 22 года назад. Россия 20 лет назад начала выруливать из "девяностых". Из той самой эпохи, когда главными объектами нашего массового сознания были гуманитарная помощь, подрывы жилых домов и бандиты. Но и в Гонконге, и в Москв были слои населения, которым такое состояние нравилось. Те, кто был включен в обслугу британской колониальной администрации в китайском городе и "интегрирован в мировое сообщество" в российской столице. Те, кто ездил стажироваться Туда, и возвращался с беглым английским и правильным взглядом на мир, и оказывался в числе доверенных представителей цивилизации среди земляков, и видел впереди власть, деньги и привилегии.
Ностальгию по этому периоду они, конечно, сохранили — и отчасти даже передали по наследству. Поэтому, собственно, воины свободы, вломившиеся в парламент Гонконга, с целью пущей свободы содрали герб города и повесили флаг британской колонии.   У нас такой лобовой заход, конечно, не прошел бы. Однако у нас есть аналог. Молодняку конца 2010-х активно внушается, что "бояться девяностых" — нестильно и устарело. Что ими пугают вас, молодых, чтобы вы, молодые, не думали о свободе. А время-то было по-своему стильное и веселое. И свободное. И часть целевой аудитории, вероятно, ведется. И когда ей говорят, что было по-настоящему хреново, — хихикает: "Да-да, конечно, в девяностые убивали людей, и все бегали абсолютно голые, электричества не было нигде, только драки за джинсы с кока-колою".     Так вот. В принципе, эти "нестрашные девяностые", изображаемые как эпоха смешной моды и головокружительных социальных лифтов, — та же гонконгская тоска по белому господину, только не такая откровенная.   Потому что это — тоска по времени экстремального презрения к обычным человеческим людям, "лохам" и "терпилам". И, конечно, субъективного величия тех, кто себя относил к избранным прослойкам. И да, для этих экс-избранных большая трагедия, что они не отделены от российского государства и большинства сограждан каким-нибудь проливом. И таможней, пишет Мараховский.    

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Похожие новости

Архив новостей

Сентябрь 2019 (329)
Август 2019 (76)
Июль 2019 (29)
Июнь 2019 (10)
Май 2019 (20)
Апрель 2019 (292)

Популярные новости