Мир

«Невидимая рука свободы слова» отмодерирует и Россию, и мир?

Источник: ForPost
0 55

Надо подтверждать заявляемый статус сверхдержавы на собственной же территории. Включая и территорию информационную.

Помните известную фразу о «невидимой руке рынка», которая сама всё решит? В конце 80-х – начале 90-х данной фразой населению вывшего Союза натуральным образом отлюбили весь мозг. Но прошли годы, и в общественном сознании она вполне заслуженно сменилась горьким и саркастическим: «рыночек порешал». Фразой, которая, как правило, произносится при взгляде на те руины, что та самая «невидимая рука свободного рынка» по себе оставила. При этом до сих пор находятся граждане (причём, в немалом количестве), которые говорят о том, что оная «рука» существует и не надо ей мешать.

А в мире «глобального добра» подобные «невидимые руки» есть отнюдь не только у «свободного рынка».

То, что ныне происходит на земле древней Персии, поднимает один весьма интересный вопрос, который многие, на фоне всего прочего, просто не замечают. Вероятно, полагая его чем-то глубоко второстепенным и незначительным. Оно и понятно: ракетные удары, падающие самолёты, акты государственного терроризма глобальной сверхдержавы против сверхдержавы региональной – куда уж тут до такого. Однако то, о чём я предлагаю поговорить сегодня, на самом деле ничуть не менее важно.

На днях стало известно, что в Иране набирает обороты кампания за бойкот социальной сети Instagram. Замечу, что велика вероятность её полного отключения, точно так же, как ранее на территории исламской республики были отключены Twitter и Facebook.

В чём же причина таких резких решений? А она в том, что данная соцсеть занялась активной цензурой сообщений и постов иранцев, в которых те выражают поддержку погибшему генералу Сулеймани и самому Ирана в целом. Обосновали они это тем, что иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) признан американцами «террористической организацией». Правомерность самого подобного решения оставим за скобками, но заметим, что цензурный накат сразу же вышел далеко за пределы темы одного лишь КСИР и представляет из себя выпиливание проиранской позиции, как таковой. Что, собственно, и привело к подобной реакции населения страны и, вероятно, повлечёт радикальную реакцию её власти. Момент: Twitter и Facebook были отключены в Иране не так давно за и вовсе откровенную подрывную деятельность: очевидную поддержку бушующих в стране политических беспорядков. То есть, фактически, за агрессивное вмешательство частных бизнес-структур во внутреннюю политику страны. Которое осуществлялось, в том числе, и посредством точно такого же цензурирования одной стороны и поддержки её оппонентов.

Кто-то скажет, что это вопрос «свободы слова»  и «права на информацию»? Нет, ребята. Не так быстро.

Для того, чтобы понять, о чём здесь на самом деле идёт речь, приведём пример ещё одной страны. Нашей собственной. До какой же степени эта тема актуальна в России и в чём сходство нашей ситуации с иранской? Да, вообще-то, почти во всём. С той лишь разницей, что у нас бомбы не падают. Хотя и здесь всё не так однозначно – давайте не будем забывать про Донбасс.

Итак, что же происходит на нашей собственной территории в данных соцсетях? Или, если угодно, в одной соцсети с несколькими головами, как у Змея Горыныча. Что совсем недавно стало окончательно очевидно, когда при загрузке мобильной версии Instagram начала появляться надпись «from Facebook»...

А происходит ровно то же самое. Если не в большем масштабе. Происходит реализация одной чёткой и однозначной информационной политики. Проводимой в жизнь методично и очень последовательно.

Я не буду говорить о том, как за минувшие два года на том же Facebook был развёрнут настоящий террор против тех, кто, скажем, не поддерживает Украину в войне за Донбасс. По какому количеству раз люди там отправлялись в бан за посты, опубликованные год, два, три назад. Как исчезали целые группы и сообщества. Это уже банальность.

Давайте-ка я приведу вам пример того, что прямо сейчас происходит в Twitter. Полагаю, это будет ещё более наглядно. Тем более, что именно Twitter сейчас многие полагают площадкой №1 по цензурному беспределу. И он проявляется уже в таких мелочах, что в это, порой, бывает даже трудно поверить. К примеру, история с блокировкой блогера Сергея Манукяна за публикацию твита на день Св.Валентина, в котором говорилось, что в этот день куда более правильно праздновать годовщину освобождения от фашистов города Ростова-на-Дону. Что лично мне особенно близко – это мой родной город, вообще-то.

Но это мелочь по сравнению с блокировкой целого агентства «USA Really», пытавшегося вещать на американскую аудиторию с позиции России (чем западные структуры в самой России занимаются практически неограниченно). Но и это мелочь, по сравнению с блокировкой аккаунта посольства России в Сирии – за твит, в котором оно позволило себе вполне корректно и дипломатично критиковать организацию «белые каски». Что называется, без комментариев.

Апофеозом же стала блокировка аккаунта «Россотрудничества» за пост о дне конституции России. Я с колоссальным предубеждением и без малейшей симпатии отношусь и к этому учреждению, и к этому празднику, но, тем не менее, мне интересно: как это понимать, граждане? Это, всё же, моя страна и не вам решать, что именно ей праздновать. На фоне таких событий, блокировки без объяснения причины твиттерных аккаунтов ТГ-канала «Выпускайте кракена!» и медиа-проекта «Хорошие новости» даже как-то теряются. Не говоря уже об аккаунтах многих публичных деятелей, выступающих с позиции России.

Происходит это формально по жалобам целой армии ботов. Или же скоординированного сообщества «блокировщиков». По абсолютно непрозрачным правилам и процедурам. Причём, заранее очевидно, что если подобное же сообщество будет создано, что называется, «в противоход», то это будет очередной скандал глобального масштаба об очередных «русских хакерах». При этом данная соцсеть куда более лояльно реагирует на наркотики, детскую порнографию и суицидальный контент, который во всё том же российском сегменте Twitter цветёт и пахнет. Ещё раз – без комментариев.

Справедливости ради, происходит такое не только в России, но и на территории самих «цитаделей демократии».

Там «невидимая рука свободы слова» только за минувший год уничтожила без объяснения причины информационные площадки Алекса Джонса (рупора консервативной части Америки), Томми Робинсона (британского политика-патриота за публикацию данных о насильственных преступлениях мигрантов) и Лоры Лумер (американской консервативной активистки, которую заблокировали даже в «Убере»). Вы не ослышались – в «Убере». Её даже такси вызвать возможности лишили. И это не по постановлению суда. Не по беспредельному решению хоть каких-то «компетентных органов». Нет. Это были решения мутной корпоративно-глобалистской бизнес-структуры. Которая в оных решениях ни перед кем не отчитывается.

Ну, и каким же образом на всё это у нас реагируют? Какие меры противодействия предпринимаются? Ответ очевиден: никаких.

Я подозреваю, что сейчас благим матом взвоют обе особенно «горячо любимые» мною категории божьих тварей: и либералы, и охранители (aka «патриоты на зарплате»). Первые заведут всё ту же заезженную и во многих местах дырявую пластинку о «свободе слова» и о том, что это «частный бизнес», который имеет право сам устанавливать правила. Вторые же выскажутся в том смысле, что не барское это дело реагировать на всякую ерунду. Ну, ясное дело. Это же не нефть-матушка и не газ-батюшка – так, мелочи, недостойные внимания…

Только вот ни разу это не мелочи. Это вещи, которые в нынешнем информационном веке будут поважнее и нефти, и газа. И если для вас, граждане охранители и их работодатели, это звучит дико, то сие лишь говорит об уровне вашей компетентности, а не об истинной степени важности вопроса.

Речь здесь идёт не о мелочах и не о «частных случаях». И это не вопрос ведения частного бизнеса частной конторой. Это модерация политического процесса в нашей стране путём целенаправленного агрессивного воздействия на информационное поле. Осуществляется она даже не иностранным государством, а какими-то мутными корпоративно-политическими группами. И может я, конечно, чего-то не понимаю, но, по моему скромному разумению, такую модерацию на территории России имеет право осуществлять только сама Россия. Потому что это – вопрос её независимости и суверенитета.

Не только на информационном поле.

И не надо думать, что на подобные потерявшие берега глобалистические группировки нет методов. Они ещё как есть. Как минимум, тот же Иран всерьёз намерен не просто защищать интересы своих подвергающихся цензуре официальных структур, но и просто своих граждан: как раз в данный момент создаётся группа по приёму и дальнейшей отработке жалоб на удаление постов частных иранских пользователей. И это уже вполне серьёзный реальный ответ на виртуальную агрессию.

Есть и куда более интересные примеры. Китай просто, не мудрствуя лукаво, поставил в известную позу корпорацию «Google», заставив убрать из поисковика на территории Поднебесной ту информацию, которую китайское государство считает подрывной. И международный корпоративный гигант подчинился.

Скажете, что вам «тоталитарные режимы» не указ? Ну, тогда вот вам Франция, аналогичным образом «наклонившая» всё тот же  «Google». Их национальная комиссия по информации просто строит корпорацию «в хвост и в гриву»: недавно оно выписало ей штраф в 50 млн евро только за то, что та «недостаточно информировала пользователей» при обработке их персональных данных. И таких штрафов там целая стопка. Надо ли говорить, что по той же Франции «Google» и ему подобные странные конторы передвигаются буквально на цыпочках?

Ну, а что же происходит у нас? А у нас, когда после ряда унизительных просьб аккаунт «Россотрудничества» всё-таки был разблокирован (без всяких извинений и объяснения причин), эта госструктура разразилась радостным визгом и подобострастным вилянием хвостом. Twitter не поимел от этого никаких последствий. Точно так же, как в случае с нашим посольством в Сирии.

Что тут скажешь? Всё та же проблема, что и в спорте, в вопросе травли нашей страны за допинг. И в том, и в другом случае «ответственные структуры» и возглавляющие их «ответственные граждане» имеют полный набор возможностей переломить ситуацию или, как минимум, значительно осложнить процесс посягательства на наш национальный суверенитет. Однако ж они предпочитают демонстрировать «договороспособность» и «конструктив». Даже в среднесрочной перспективе подобная позиция не принесёт ничего хорошего.

Можно ли предотвратить неизбежные последствия такой политической модерации нашего информационного поля? Конечно, можно. Только этим надо заниматься. Ну, как минимум.

Не решать свои мелкие задачки и не сводить политические счёты, не травить неугодные мессенджеры (ещё и делая это, откровенно, курам на смех), не заниматься прочей бесполезной и некомпетентной дурью, а подтверждать заявляемый статус сверхдержавы на собственной же территории. Включая и территорию информационную.

Потому, что в противном случае «невидимая рука свободы слова» порешает нашу страну так же, как в 90-е годы нашу экономику «рыночек порешал».

Павел Кухмиров

Похожие новости

Архив новостей

Январь 2020 (566)
Декабрь 2019 (929)
Ноябрь 2019 (1048)
Октябрь 2019 (919)
Сентябрь 2019 (701)
Август 2019 (76)

Популярные новости