Крым

Токсичные эффекты карантина: крымский бизнес на пороге неизвестности

Источник: ForPost
0 86

Многим компаниям и предпринимателям, похоже, просто придется покинуть рынок.

К середине мая в Республике Крым о возобновлении работы в «режиме повышенной готовности» заявили более 30 тысяч организаций, но постепенное снятие карантинных ограничений, к сожалению, не будет означать, что экономика полуострова вернется в привычный режим.

Полноценный курортный сезон уже точно не стартует 1 июня, а это приведет к распространению негативных эффектов по принципу цепной реакции: проблемы возникнут не только у владельцев объектов размещения и общепита, но и у транспортников, производителей продуктов питания и напитков, предпринимателей, оказывающих различные услуги отдыхающим и т.д.

Сейчас, считают представители крымского бизнеса, делать какие-то оценки ущерба, понесенного из-за карантина, преждевременно – основные проблемы поджидают на выходе из кризиса, когда многим компаниям и предпринимателям, похоже, просто придется покинуть рынок.

Ущерб с неизвестной величиной  

Если исходить из имеющихся данных о том, что в Крыму зарегистрировано более 100 тысяч субъектов предпринимательской деятельности (такую цифру в прошлом году называла уполномоченный по защите прав предпринимателей РК) Светлана Лужецкая, то формально из карантина вышла уже треть бизнеса.

К концу месяца эта доля должна существенно вырасти, поскольку начиная с 18 мая в РК планируется расширение видов работ, деятельность которых будет осуществляться в режиме обычного времени.

Как и следовало ожидать, наименее пострадавшими от режима «самоизоляции» стали компании, включенные в региональный список системообразующих предприятий (в общей сложности 103 организации). Как сообщила 11 мая вице-премьер – министр финансов РК Ирина Кивико, производственные мощности более половины из них загружены на 60-100%, при этом системообразующие предприятия обеспечивают занятость для 25% штатных наемных работников юридических лиц, или 114 тысяч человек.

Что же касается малых и средних предприятий, то возможность возобновить работу, пусть и в состоянии «повышенной готовности», для него отнюдь не означает автоматическое восстановление прежних доходов – особенно если курортный сезон не начнется по графику, с 1 июня.

О том, каких сумм недосчитается крымский бизнес летом при худшем сценарии, можно судить по прошлогодним данным официальной статистики о сальдированном финансовом результате (прибыль минус убыток) до налогообложения организаций.

За январь-май прошлого года этот показатель составил 1,917 млрд рублей, а за январь-август вчетверо больше – 7,89 млрд рублей (а по итогам года в целом 11,4 млрд рублей). Такой летний скачок наглядно демонстрирует, что основная прибыль в экономике Крыма генерируется в высокий туристический сезон.

Недополученные бизнесом доходы автоматически превратятся в неразрешимую проблему для регионального бюджета.

12 мая глава РК Сергей Аксенов сообщил, что из-за остановки ряда отраслей объем выпадающих доходов республики составит около 12 млрд рублей.

«Мы будем обращаться за дополнительной помощью к федеральному бюджету, потому что мы здесь ситуацию не вытащим», - предупредил Аксенов.

Понятно, что прозвучавшая цифра – это оценка «в моменте», поскольку дальнейшие эффекты от провала курортного сезона оценить пока крайне сложно.

«Сейчас, пока продолжается период карантина, ущерб, понесенный бизнесом, в точности подсчитать невозможно – это произойдет только после того, как все ограничения будут сняты. Только тогда будет понимание, какие финансовые ресурсы остались у людей, сколько они готовы тратить на товары и услуги, а на это еще будут накладываться действия конкретных предприятий – будут ли они закрываться или перепрофилироваться. По этой же причине мы еще не видим полной картины в турбизнесе и смежных сегментах – высокий сезон обычно начинался 1 июня, а до этого момента у предпринимателей был определенный ресурс. Но если старт сезона не состоится в привычные сроки, мы сразу же увидим негативный эффект для всей экономики Крыма – пострадают не только те, кто напрямую принимает туристов, но, туда добавиться пищевая промышленность, транспорт и т.д.», - комментирует руководитель представительства Национальной ассоциации по цифровой экономике в Республике Крым Андрей Неукрытый.

Туризм готовится к шоку

Главный вопрос, беспокоящий сейчас всех крымских предпринимателей, которым не посчастливилось попасть в системообразующий список, - когда полуостров будет открыт для туристов, и произойдет ли это вообще?

По мере приближения к 1 июня иллюзий по этому поводу у бизнеса все меньше.

«Прогнозы сейчас абсолютно неблагодарное дело, но ситуация накаляется ежедневно: если 1 июня Крым не откроется для туристов, нас ждет беда, - характеризует текущую картину председатель Ассоциации малых отелей Крыма Наталия Стамбульникова. - Если к 1 июня объекты размещения не откроются, к новому году как минимум половина малого бизнеса перестанет существовать – прежде всего это относится к тем собственникам объектов, у которых нет финансовых резервов, в том числе потому, что все заработанное они вкладывали в реконструкцию. Хотя те, у кого есть определенные ресурсы, могут просуществовать, не работая, вплоть до года».

Для понимания масштаба проблемы Стамбульникова приводит следующие показатели. Официальная статистика фиксирует 4500 объектов размещения по Республике Крым и еще 800 по Севастополю (гостиницы, гостевые дома, усадьбы, эллинги и т.д.), не считая частных квартиросдатчиков, однако в реальности эти цифры можно спокойно умножать на два, то есть реальная цифра – это не менее 9 тысяч объектов.

Если исходить из того, что среднем в каждом небольшом объекте емкостью до 50 номеров работает пять человек, то можно легко посчитать, сколько людей не будут трудоустроены в случае провала курортного сезона.

Речь идет о десятках тысяч рабочих мест только в сегменте размещения.

«Предприятия и предприниматели, работающие в курортно-туристической сфере, уже, в сущности, не ждут высокого сезона. Отели не рассчитывают, что отдыхающие массово приедут начиная с 1 июня – в лучшем случае это произойдет в июле или даже в августе, но это в любом случае будет недостаточный поток туристов, и финансовых поступлений, на который можно было бы рассчитывать», - добавляет Андрей Неукрытый.

В сложившейся ситуации отрасль могут спасти только грамотные административные решения, полагают эксперты.

Для того, чтобы спасти летний сезон, нужно предпринимать нестандартные меры, убеждена Наталия Стамбульникова.

Крым, по ее мнению, может пойти по пути Турции, где уже вводится «паспорт туриста», предполагающий наличие справки о здоровье. Можно выдавать и паспорта объектов об их соответствии требованиям по размещению отдыхающих в нынешней ситуации, но эти нормы, полагает отельер, должны быть адекватны реалиям – те нормы, которые сейчас в рекомендательном порядке предлагает Роспотребнадзор, выполнить для многих объектов размещения невозможно.

Нарушенная «оптика» господдержки

Облегчить участь турбизнеса и связанных с ним сегментов, если курорты не откроются с 1 июня, можно только одним способом - сделав массовой практику профсоюзных путёвок, то есть заполнить курорты бюджетниками с проверкой приезжающих на коронавирус, считает редактор портала «СОНАР 2050» Иван Лизан.

Но, добавляет он, малому и среднему бизнесу, это, увы, не поможет – небольшим предприятиям грозит разорение, если курортный сезон не начнётся, поэтому властям нужно будет поддерживать их финансово.

«Сезон без туристов может стать для малого бизнеса катастрофой, а для власти – угрозой. Но если крымские предприятия других отраслей, например, виноградарей и виноделов, власть - как местная, так и федеральная - всегда поддержит, то небольшой турбизнес она пока особо не замечает», - считает Лизан.

Российской власти, по его словам, традиционно удаётся выстраивать коммуникацию со средним и крупным бизнесом, который заметен, активен и является значимым плательщиком налогов. Другое дело - мелкий бизнес и самозанятые (которых в Крыму к тому же де-юре нет) – их власть попросту не видит. Поэтому в текущих реалиях, считает эксперт, нужно создавать такую систему коммуникации и поддержки, при которой предпринимателям не нужно было бы общаться с чиновниками, а помощь они могли получить примерно так же, как и семьи с детьми, то есть через цифровые сервисы.

«Диалог с властью, к счастью, есть, глава Крыма прислушивается к позиции бизнеса – в том, что никто не заинтересован в уничтожении туризма как отрасли, мы не сомневаемся», - отмечает Наталия Стамбульникова, но в то же время, по ее мнению, поддержка отрасли определенно недостаточна.

Одна из причин этого – определенная на федеральном уровне специфика критериев предоставления господдержки на основе отраслевых классификаторов (ОКВЭДов).

В этот список были включены далеко не все ОКВЭДы пострадавших отраслей – например, «сдача собственного жилья внаем», чем, собственно, и занимаются в высокий сезон тысячи крымским предпринимателей.

«Некоторым отелям удалось получить займы от регионального фонда микрокредитования, но многих останавливает то, что для этого требуется внести залог, например, автотранспорт. Банк РНКБ, который еще в марте предлагал выгодные программы кредитования мини-отелей (до 1,5 миллиона рублей без залога и поручителей), сейчас их свернул. Многие уже подумывают о сворачивании предпринимательской деятельности», - говорит глава отельной ассоциации.

В конце апреля Республика Крым и Севастополь в очередной раз получили высокие оценки в части господдержки бизнеса в период «самоизоляции».

В рейтинге мерам поддержки бизнеса на местах, который составляет аппарат уполномоченного по правам предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова, РК заняла 11 место, а Севастополь – 21-е, оставив далеко позади соседний Краснодарский край (67 строчка). 

В то же время, отмечает Андрей Неукрытый, основные меры поддержки бизнеса на региональном уровне в большей степени дублируют федеральные, и при этом нужно учитывать, что все финансовые потоки, предусмотренные на поддержку экономики, идут из федерального центра, поскольку и Республика Крым, и Севастополь являются дотационными регионами.

«Механизм предоставления кредитов на выплату зарплат, по сути, толком не заработал – как в Крыму, так и на материке, но до Крыма эти средства дойдут, видимо, во вторую очередь, после того, как их получат основные системообразующие банки страны, - предполагает эксперт. - Те, кто хотел получить отсрочку налоговых платежей и платежей по уплате кредитов, на сегодняшний день уже это сделали или в процессе. Отсрочка по налогам, к сожалению, не спасёт, ведь из чего платить, если деятельность остановлена? Рассчитывать на поддержку в виде компенсации минимальной оплаты труда также смогут не все предприятия, поскольку данную процедуру уж очень сильно бюрократизировали, а основным условием стало сохранение не менее 90% штатного персонала. Предложенные меры очень запоздалые и неэффективные».

Значительная часть предпринимателей воспользоваться всеми мерами поддержки, скорее всего, не смогут, предполагает Андрей Неукрытый - по его оценке, условия поддержки будут распространяться всего на 5-10% предпринимателей.

Это, опять же, вызвано ограничительными мерами, а именно отраслевым делением бизнеса на более и менее пострадавших.

Хотя, констатирует эксперт, пострадали все отрасли без исключения - это главное, что нужно на сегодня признать и принять.

Далее – везде

С нарастающими проблемами сталкиваются и другие отрасли экономики Крыма, в том числе те, которые напрямую не связаны с туризмом.

«Большие сложности испытывает сфера торговли, - говорит Андрей Неукрытый, - причем не столько продовольственная розница, где спрос в условиях ограничений поддерживается, а предприятия, которые ведут офлайн-торговлю стройматериалами, бытовой техникой, электроникой, одежда и прочее – здесь спад очень существенный, от 50% до 100% в сравнении с прежними показателями. Учитывая то, что многие магазины непродовольственной розницы по-прежнему закрыты, а работают только пункты выдачи товара по онлайн-заказам, это не компенсирует падения, поскольку покупатели сократили расходы, сохраняя их только на самое необходимое. Такая ситуация очень болезненна для бизнеса, поскольку розничная торговля в Крыму – это существенная часть экономики».

Кроме того, отмечает Неукрытый, сильно пострадали предприятия, оказывающие коммерческие услуги в сегментах бизнес-мероприятий, выставок, спорта, образования, развлечений, бьюти-сфере и т.д.

Это серьезная часть услуг, которая по-прежнему не заработала, и убытки здесь даже при благоприятном развитии ситуации, предполагает эксперт, компенсируются только через год, а то и через полтора.

Тем не менее, добавляет Андрей Неукрытый, у большинства предпринимателей есть определенная подушка безопасности – наименее пострадавшими оказались те, кто занимался разными видами деятельности: «Есть немало предприятий, которые одновременно оказывали туристические, юридические и проектные услуги – в таком случае есть возможность сосредоточиться на тех сферах, которые продолжают жить, пусть и хуже. Но у тех, кто работал исключительно в одном направлении бизнеса, которое сейчас закрыто, ситуация печальна».

Отдельного внимания заслуживает ситуация в транспортной отрасли, которая дает работу многим индивидуальным предприятиям и самозанятым в Крыму и Севастополе.

«В среднем по стране грузопоток упал на 30%, и Крым уже находится в этих пределах, - отмечает генеральный директор симферопольской компании «Нова групп транспорт» Анатолий Цуркин. - Наиболее устойчивыми потоками оказались товары для федеральных строек, которые не прекратились, и продукты питания для розничных сетей. Но из-за того, что перестали работать предприятия общепита, в целом произошло снижение поставок продовольствия в Крым примерно на 12%. Сильное падение произошло в поставках отдельных видов непродовольственной продукции, особенно потому, что были закрыты супермаркеты и рынки строительных товаров. Эти товары, такие как гипсокартон, имели большую емкость и, соответственно, требовали значительных мощностей по перевозке. Соответственно, сократилось и количество транспорта, доставляющего грузы в Крым».

Практически все предприятия, которые отправляют свою продукцию за пределы Крыма, например, виноделы, включены в список системообразующих компаний и продолжали работу, формируя грузовой поток, отмечает Цуркин.

Но машин для обслуживания этого потока в прежнем объеме, по его словам, не оказалось, что уже стало заметно перед Пасхой и майскими праздниками.

В связи с дефицитом транспорта стала расти стоимость доставки продукции из Крыма, в связи с чем многим производителям придется поднимать цены на свои товары, хотя по факту они просто не успевают вывозить свою продукцию – машины в Крым просто не приезжают. Кроме того, многие крымские водители не хотят ехать в Москву из-за риска заражения.

При этом, добавляет Анатолий Цуркин, транспортники столкнулись с той же проблемой при получении господдержки, что и туристическая отрасль: не все ОКВЭДы в этом сегменте были включены в список тех, кто признан пострадавшим от пандемии.

«Соответствующие решения принимались на федеральном уровне – на региональном же могут только посочувствовать», - иронизирует эксперт.

Судя по последним официальным данных о пересечении Крымского моста, автомобильный трафик в сравнении с апрельским уровнем понемногу увеличивается, что определенно отражает начавшееся снятие ограничений.

Например, 14 мая, по информации МВД по РК, через Крымский мост на территорию Республики Крым въехало 2440 транспортных средств, выехало 2426 – это примерно в полтора раза больше, чем фиксировалось в период «самоизоляции».

Но, несмотря на это, для транспортников самое худшее может быть еще впереди.

«Основной проблемой для всех транспортных компаний сейчас являются уплата НДС и лизинговые платежи, - поясняет Анатолий Цуркин. - В Крыму нет крупных грузовых перевозчиков с собственным парком, большая часть автомобилей находится в коммерческом лизинге. Приостановка или отсрочка лизинговых платежей – это пока только разговоры на уровне правительства, а реальность заключается в том, что при падении грузопотоков автомобили приносят меньше денег, что не позволяет в полном объеме покрывать лизинговые платежи. При этом у многих предприятий, которые были закрыты, образовалась просроченная задолженность за выполненные перевозки – им приходилось спешно выплачивать зарплаты своим сотрудникам и расплачиваться с поставщиками товаров, а перевозчики могут подождать. В результате у перевозчиков возникли кассовые разрывы, а сроки лизинговых платежей они перенести не могут, поскольку понятие «нерабочие дни» в законодательстве отсутствует».

Объявленные в помощь бизнесу кредитные программы фактически не заработали, утверждает Цуркин, поэтому пока приходится закрывать разрывы из собственных средств, но такая ситуация не может длиться вечно. При этом постоянно растет конкуренция, поскольку многие перевозчики, ранее работавшие за границей, сейчас выходят на российский рынок, сбивая цены.

В результате преимущества получают те перевозчики, которые имеют транспортные средства в собственности, а таких перевозчиков немного, поскольку лизинговая система раньше работала хорошо, позволяя на выгодных условиях взять в аренду новую машину.

«Поэтому без внятного решения проблемы лизинговых платежей на федеральном уровне очень многих перевозчиков ждут очень большие трудности. Они сейчас не только столкнулись с падением доходов, но и не могут взять кредит на оплату лизинга. Мелкий транспортный бизнес просто будет умирать, чем наверняка воспользуются крупные игроки рынка», - прогнозирует эксперт.

Николай Проценко

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Похожие новости

Архив новостей

Май 2020 (1019)
Апрель 2020 (1108)
Март 2020 (1076)
Февраль 2020 (946)
Январь 2020 (952)
Декабрь 2019 (929)

Популярные новости