Крым

Дожить до 1 июня: экономика Крыма вошла в режим обратного отсчета

Источник: ForPost
0 108

Анализ кризисной ситуации.

Первый месяц вынужденного простоя крымская экономика пережила без критических потрясений – во многом потому, что апрель традиционно является «низким» курортным сезоном. Если заявленные крымскими властями послабления ограничительных мер сработают, то в мае хотя бы к частичной работе вернутся предприятия ряда отраслей, не связанных с обслуживанием отдыхающих, – это во многом снизит социальные риски «самоизоляции».

Но у туристического сектора и связанных с ним услуг запас прочности может исчерпаться уже к началу лета, и тогда экономика полуострова может испытать настоящий шок – лето без отдыхающих действительно поставит многих предпринимателей на грань выживания.

Дополнительным фактором напряженности станет растущее число обращений за государственной поддержкой как от бизнеса, так и от граждан – пока, если судить по официальным данным, этот процесс находится только в зачаточной стадии. Однако рынок труда уже подает опасные сигналы: количество людей, оставшихся без работы, в Крыму, похоже, исчисляется десятками тысяч.     

Туризм на грани невозврата

Официальные макроэкономические показатели за апрель, рассчитываемые Крымстатом, пока не представлены, но о том, как месяц простоя отразился на экономике Крыма, можно судить по ряду косвенных данных. 

Один из таких красноречивых индикаторов – количество автомобилей, пересекающих Крымский мост. Если исходить из информации, которую регулярно предоставляет МВД по Республике Крым, в самом начале действия ограничений трафик по мосту был практически парализован.

В частности, в субботу 4 апреля в Крым въехало 932 единицы транспорта, выехало – 1198, итого – 2130 машин (ещё 12 транспортных средств правоохранители не допустили к въезду или выезду). Для сравнения, в середине марта прошлого года руководство КФУ Упрдор «Тамань» сообщало, что средняя интенсивность движения по Крымскому мосту составляет 7–8 тысяч автомобилей в сутки. Иными словами, с введением режима самоизоляции трафик упал в 3,5–4 раза.

Спустя месяц статистика несколько пошла вверх: 3 мая через пункты контроля на Крымском мосту в обе стороны проследовало 2812 транспортных средств (38 не было пропущено). Но для праздничных дат это мизерный трафик – первоначальные надежды на то, что курортный сезон в Крыму откроется 1 мая, уже не сбылись. Ещё более масштабным было падение авиатрафика – в начале апреля российские авиакомпании отменили порядка 85% рейсов в Симферополь, прежде всего в связи с директивным закрытием мест размещения гостей.

«По открытию объектов общественного питания и торговли, предприятий гостиничного и санаторно-курортного комплекса – до июня этот вопрос даже не рассматривается», – заявила в конце апреля руководитель управления Роспотребнадзора по РК Наталья Пеньковская.

Следующая критическая отсечка для туристической отрасли – 1 июня, однако шансы на то, что сезон стартует с началом лета, выглядят весьма призрачно. Базовый сценарий, которого придерживаются крымские власти, заключается в том, что основные риски распространения коронавируса на полуострове связаны с приезжими.

Поэтому ни о каком массовом заезде отдыхающих из других регионов до тех пор, пока в борьбе с распространением коронавируса на материке, в частности в Москве, не будут достигнуты существенные успехи, речи идти не может. Хотя в самом Крыму масштаб распространения вируса определенно минимальный: по данным, которые представил Сергей Аксёнов утром 6 мая, в РК было выявлено всего 160 инфицированных.


В то же время гипотеза, которой руководствуются чиновники, дает им немалое пространство для маневра. Решение перевести большинство секторов экономики, за исключением туризма и общепита, из режима «самоизоляции» в «режим повышенной готовности» вызвало предсказуемую реакцию бизнеса: как сообщил 4 мая глава Совета министров РК Юрий Гоцанюк, за четыре дня заявки на возобновление деятельности подали более 13 тысяч предприятий.

Однако внятного понимания того, как будет выживать туризм, если высокий сезон не начнется 1 июня, похоже, нет ни у самого бизнеса, ни у властей. Последние уже заняли жесткую позицию в отношении тех мини-отелей, которые раньше работали под «черным флагом» и продолжают принимать гостей с материка, несмотря на предписания свернуть работу.

«Не гонитесь за заработком – лучше легализуйте деятельность, и посмотрим, каким путем вам можно помочь», – обратился недавно в их адрес Сергей Аксёнов.

Легальному туристическому сектору теоретически могут быть предоставлены некоторые возможности заработать. В конце апреля стало известно о разработанных Роспотребнадзором рекомендациях для санаториев, однако они предусматривают настолько серьезные ограничения по приему отдыхающих (от справок об отсутствии контактов с зараженными до множества превентивных мер на территории здравниц), что представители отрасли практически единодушно заявили о невыполнимости этих требований.

При этом по-прежнему не решен вопрос о том, как отельеры будут решать вопрос с внесенными в преддверии высокого сезона предоплатами от частных гостей и турфирм. Общая сумма предоплат, полученных крупными здравницами Крыма за весенний отдых, оценивается более чем в 500 млн рублей.

«Многие объекты размещения получили предоплаты, эти средства они вложили в подготовку к сезону – реновацию номеров, закупку оборудования, обустройство пляжей. Возврат денег туристам может стать большой проблемой», – констатировал в конце апреля министр курортов и туризма РК Вадим Волченко.

Он посоветовал бизнесу переносить уже имеющиеся брони на более поздние сроки «на выгодных условиях». Аналогичной позиции придерживаются Ростуризм и Роспотребнадзор, однако в данном случае всё зависит исключительно от доброй воли покупателей путёвок, в связи с чем представители отрасли ожидают вала судебных исков от тех клиентов, с которыми не удастся договориться.  

Кстати, о судебных исках. По данным Картотеки арбитражных дел РФ, в период карантина они продолжали исправно поступать в адрес бизнеса со стороны различных инстанций. Особенную активность проявило Управление Пенсионного фонда РФ по РК, которое за месяц направило большую часть из более чем двух сотен поступивших в республиканский Арбитражный суд административных исков в отношении коммерческих организаций, бюджетных учреждений и индивидуальных предпринимателей.

В то же время минимизировалось количество банкротных исков: за апрель Арбитражный суд РК получил всего тридцать таких дел, главным образом в отношении физических лиц.

Рынок труда: на бумаге и в реальности

В условиях вынужденной остановки экономики все взоры бизнеса и граждан обратились к государству, и здесь крымские власти определенно заняли более выгодную позицию в сравнении со многими другими субъектами федерации.

В опубликованном во второй половине апреля рейтинге, близкого к администрации президента РФ Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ), Республика Крым заняла второе место в номинации «Меры поддержки предприятий и их работников», уступив только Башкирии.

В исследовании ЭИСИ были особо отмечены три направления, за которые взялись крымские власти: меры поддержки работодателей, отмена арендной платы за имущество, находящееся в собственности региона, для неработающих из-за коронавируса предприятий, создание сайта по поддержке и организации работы бизнеса в период ограничений.

Кроме того, упоминалось предложение руководства РК направить на отдых и оздоровление за бюджетные средства порядка 500 тысяч жителей региона в качестве меры поддержки туристической отрасли (с оговоркой: «при наступлении благоприятной эпидобстановки»).

Однако реальные возможности помощи экономике на региональном и тем более муниципальном уровне ограничены, причём не только по финансовым причинам, но и в силу того, что государство «не видит» значительную часть экономики. Об этом свидетельствуют, в частности, расходящиеся данные о количестве людей, потерявших работу.  

Как сообщила в начале апреля вице-премьер – министр труда и социальной защиты РК Елена Романовская, в качестве официально безработных в республике стояло на учете всего 6,1 тысячи человек – при этом на рынке труда было заявлено 15,3 тысячи свободных рабочих мест, что соответствует первому кварталу прошлого года.

Картина хорошо знакомая и ничем не отличающаяся от других регионов: официальные службы занятости попросту не способны предложить соискателям качественные рабочие места с достойной зарплатой, при этом оформление и сохранение статуса безработного сопряжено с множеством малоприятных процедур. В результате поиск работы для большинства смещается в сторону неформального сектора экономики, хотя службы занятости неизменно радуют вышестоящее начальство «красивыми цифрами»: зарегистрированная безработица из года в год находится на минимальном уровне.


Спустя три недели в Крыму мало что изменилось: как сообщил в конце апреля в ходе онлайн-пресс-конференции заместитель министра труда и социальной защиты Крыма Леонид Михалевский, за это время количество безработных граждан увеличилось на 1,5 тысячи человек, а число свободных вакансий снизилось до 13 тысяч. В ближайшие недели ожидается рост количества обращений в службы занятости, и прийти туда могут те, кто раньше даже не думал официально стать безработным.

«Уже начались серьезные изменения на рынке труда в регионах. Причем налицо неожиданная тенденция: сегодняшняя ситуация на рынке труда приведет к легализации тех, кто безработным быть не хотел. Скорее, произойдет легализация безработицы, которая до этого была выражена в виде низкой оплаты труда занятых», – констатируют в своем мониторинге социально-экономической ситуации в России эксперты Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС.

Более, по всей видимости, адекватные цифры, демонстрирующие первоначальный ущерб от простоя экономики для рынка труда, представил врио губернатора Севастополя Михаил Развожаев во время совещания с Президентом России Владимиром Путиным, состоявшегося 29 апреля.

«По нашим оценкам, это около 10 тысяч человек в Севастополе. Это те, кто работал неофициально и поэтому не могут в службе занятости доказать, что они потеряли работу. Эти люди сейчас наиболее уязвимы. Важно, чтобы они получили поддержку хотя бы на уровне МРОТ – 12 тысяч рублей», – сообщил глава города.

Названную цифру (наверняка минимальную) можно с определенными допущениями экстраполировать на Республику Крым. Если исходить, что население РК примерно в 4,5 раза больше, чем в Севастополе, то реальное количество людей, оказавшихся без работы в апреле, вероятно, составит порядка 50 тысяч человек, а то и больше, учитывая более значительный масштаб неформального сектора экономики. Продолжающийся простой предприятий сферы туризма будет лишь усугублять эту проблему. 

Господдержки не хватит на всех

Официальные данные о суммах, выделенных на поддержку малого бизнеса в Крыму, также весьма красноречивы. Например, как сообщила на днях вице-премьер – министр финансов РК Ирина Кивико, в апреле субъектам малого и среднего предпринимательства было предоставлено   37 микрозаймов на сумму более 88 млн рублей, а в мае Фонд микрофинансирования предпринимательства РК планирует выдать 40 микрокредитов на 100 млн рублей. Кроме того, на неотложные меры поддержки малого и среднего предпринимательства Крыму будет выделено 56,6 млн рублей из федерального бюджета.

Очевидно, что эти средства – капля в море. Если брать только малые предприятия, к которым формально относятся компании с выручкой от 120 до 800 млн рублей в год (все, что ниже, считается микробизнесом), то за первые три месяца прошлого года их оборот составил 22,6 млрд рублей. Таких компаний на начало 2019 года в Крыму насчитывалось 1349, при этом общее количество субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) составляло более 88 тысяч.

Иными словами, львиная доля крымских субъектов МСП – это именно микробизнес, до которого господдержка и раньше особо не доходила.

Мизерными выглядят и обнародованные данные о послаблениях по кредитам для предприятий и населения. По данным крымского минфина, в апреле было принято 153 обращения от бизнеса по реструктуризации кредитов и понижению процентной ставки, общий объем реструктуризации составил 298,7 млн рублей. Что касается кредитных каникул для граждан, то за апрель крупнейший крымский банк РНКБ одобрил около 2 тыс. обращений – более двух третей от общего количества поданных клиентами заявок.


Такие показатели во многом объясняются тем, что заемщики – как частные, так и корпоративные – ещё как следует не ощутили на себе последствия остановки экономики либо откладывали обращения в банки на более позднее время. Поэтому можно не сомневаться, что по мере углубления кризиса заявок на реструктуризацию кредитов будет все больше, а прием заявлений на федеральную субсидию по зарплатам в размере МРОТ представители малого и среднего бизнеса начали подавать только с 1 мая.

При этом можно предположить, что возможности помощи бизнесу со стороны властей будут сокращаться в связи с неизбежным снижением налоговых поступлений в бюджет. Глава комитета по бюджетно-финансовой, инвестиционной и налоговой политике Госсовета РК Ольга Виноградова уже предупредила, что бюджет республики будет пересматриваться, в связи с чем стоит напомнить, что в начале этого года крымские парламентарии уже заложили в него существенный дефицит.

Наконец, стоит сказать пару слов о товарах народного потребления, точнее, о главном из них в крымских реалиях – горючем.

По данным Крымстата, в течение апреля стоимость основных видов топлива на симферопольских АЗС оставалась неизменной – снижение цены на несколько копеек отмечалось только на бензин АИ-95. А к лету, предупредили несколько дней назад трейдеры и владельцы независимых АЗС, топливо может вновь начать расти в цене в связи с двукратным снижением нормы обязательной продажи нефтепродуктов на Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, от котировок которой зависят цены на горючее в Крыму.

Николай Проценко

Фото: pixabay.com

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Похожие новости

Архив новостей

Май 2020 (1019)
Апрель 2020 (1108)
Март 2020 (1076)
Февраль 2020 (946)
Январь 2020 (952)
Декабрь 2019 (929)

Популярные новости