Крым

Коронавирус и экономика Крыма: выживут только бюджетники?

Источник: ForPost
0 206

Какие отрасли ждёт подъём, а какие спад.

Главным преимуществом для экономики Крыма в условиях массовой самоизоляции выглядят значительные объемы средств федерального бюджета, которые полуостров получает на развитие своей инфраструктуры, да и в целом доля бюджетного сектора в широком смысле в крымской экономике достаточно велика.

За пределами секторов, прямо или косвенно связанных с бюджетом, наиболее устойчивым выглядит положение компаний, обеспечивающих вклад в продовольственную безопасность – их на произвол судьбы власти точно не бросят, даже если карантин продолжится и после 1 мая.

Однако таких компаний в Крыму относительно немного, и обеспечить массовую занятость всем, кто рискует потерять работу, они вряд ли смогут. Малому бизнесу в сфере услуг и многочисленным самозанятым пока остается рассчитывать на то, что карантин не продлится дольше месяца.

Чрезвычайная сотня

По состоянию на 5 апреля в утвержденный указом главы РК Сергея Аксёнова перечень системообразующих предприятий и организаций республики, имеющих региональное значение и осуществляющих работу в режиме обычного рабочего времени, вошли 92 компании. Из этого списка можно составить вполне исчерпывающее представление о том, какие отрасли экономики Крыма пройдут кризисный период с меньшими потерями.

Во-первых, это инфраструктурная сфера – как коммунальные ГУПы «Крымэнерго», «Крымгазсети», «Крымтеплокоммунэнерго», «Вода Крыма», «Крымтеплоэлектроцентраль», «Черноморнефтегаз» и т.д., так и транспортные госпредприятия «Крымтроллейбус», «Крымавтотранс», «Крымские морские порты», ФГУП «Крымская железная дорога».

В общей сложности в список вошли порядка 25 госпредприятий, то есть около четверти всех компаний, признанных системно значимыми. К инфраструктурным ГУПам также примыкают частные топливные операторы – сети АЗС «ТЭС», «Атан» (ООО «Кедр»), CRS (ООО «Развитие Сервис»), «Крым ОЙЛ» и др.

Во-вторых, возможность продолжения работы в обычном режиме получили компании, занимающиеся производством продуктов питания – мясокомбинаты «Дружба народов» и «Скворцово», АО «Крымхлеб», агрофирма «Черноморец» и др.

В эту же группу предприятий можно включить оптовые и розничные торговые компании, специализирующиеся на реализации товаров первой необходимости: розничная сеть «Пуд», ООО «Крымторг-С», Крымская фруктовая компания, «Фуд Ритейл Крым» и т.д. К системно значимым компаниям пищепрома также отнесены крупнейшие винодельческие предприятия и пивобезалкогольный завод «Крым».

В-третьих, в список стратегических для экономики объектов вошли предприятия тяжелой промышленности – Крымский содовый завод, АО «Бром», ООО «Титановые инвестиции», Керченский металлургический завод, завод «Фиолент», судостроительные заводы «Залив» и «Море», Белогорское карьероуправление и др.


В-четвертых, это ключевые компании строительного комплекса: ООО «Спецмост Крым», ООО «Химпромстрой», симферопольский застройщик жилья и коммерческой недвижимости «Консоль-строй ЛТД», девелопментская компания «Монолит» и др.

Однако в целом строительный комплекс ждут серьезные простои. Ещё 1 апреля вице-премьер РК Евгений Кабанов заявил о решении остановить (пока до 6 апреля) работу всех государственных заказчиков, строительных площадок, частных компаний, а также все строительно-монтажные работы и производство строительных материалов, за исключением объектов медицины, где проводится капитальный ремонт, и трассы «Таврида».

Из предприятий сервисного сектора к системно значимым отнесены несколько охранных компаний. Сюда же можно отнести ГУПы «Крымавтодор», «Почта Крыма» и «Крымтелеком», телерадиокомпанию «Крым», а также два ведущих кредитных учреждения полуострова – Российский национальный коммерческий банк (РНКБ) и Генбанк.

Таким образом, в число системообразующих попали большинство компаний Крыма, вошедшие в рейтинг крупнейшего бизнеса полуострова, который ForPost опубликовал в октябре прошлого года, а также ряд предприятий среднего бизнеса.

Вне списка предсказуемо остались предприятия гостиничного и ресторанного бизнеса, вынужденные приостановить работу в связи с карантинными мерами – перспективам этого сегмента будет посвящен отдельный материал.  

Полмиллиона в группе риска

Экономическая специфика коронавирусного кризиса состоит в том, что наиболее уязвимыми для него оказались сервисные сектора, которые быстро столкнулись либо с резким падением своих доходов в силу сокращения клиентуры, либо же эти доходы полностью обнулились, как произошло с теми же гостиницами и ресторанами, закрытыми на период карантина.

Кроме того, введенные властями ограничения на передвижение населения создают немалые сложности для неформальной экономики – пресловутых самозанятых.

Понятно, что все это имеет прямое отношение к Крыму и Севастополю. Картина происходящего существенно уточняется, если взглянуть на текущую ситуацию с точки зрения структуры занятости населения двух регионов.

Как следует из данных Крымстата за ноябрь 2019 года, в Республике Крым органы статистики «видят» всего 320,5 тысячи занятых в различных бюджетных и коммерческих организациях – за рамками этого подсчёта остаются субъекты малого предпринимательства, которые не включены в системообразующий список, не говоря уже о многочисленных самозанятых. Среднесписочная численность работников без внешних совместителей по полному кругу организаций в ноябре прошлого года по РК составила 409,8 тысячи человек.

В целом же Крымстат оценивает численность рабочей силы РК в возрасте от 15 лет и старше в 910,7 тысячи человек (данные декабря прошлого – февраля текущего года), из которых 858,2 тысячи граждан были отнесены к занятым. Таким образом, временное выпадение из экономической активности может затронуть порядка полумиллиона человек, занятых, как видно, главным образом в тех отраслях и компаниях, которым не посчастливилось войти в список системообразующих.


Если же исходить из защищенных сегментов занятости, то здесь, судя прошлогодним данным статистики, наиболее многочисленная группа – это работники бюджетной сферы, включая образование (63,1 тысячи человек), здравоохранение и социальные услуги (59,4 тысячи), госуправление, соцобеспечение и силовые структуры (34,6 тысячи человек), культура (9,5 тысячи человек) и др. – всего в общей сложности порядка 180 тысяч человек. В реальном секторе экономики наиболее значительная группа занятых – промышленная сфера (56,8 тысячи человек).

Для Севастополя характерна похожая структура занятости. В ноябре прошлого года Крымстат насчитал в Севастополе 74,5 тысячи работников организаций без учета субъектов малого предпринимательства, а среднесписочная численность сотрудников по полному кругу организаций на январь этого года составила 106,2 тысячи человек.

При этом, по данным Крымстата на 2017 год, среднегодовая численность занятых в экономике города равнялась 182,1 тысячи человек, из которых больше всего приходилось на предприятия торговли и авторемонта (21,8%), на втором месте шло госуправление и силовые органы (11,7%), на третьем – обрабатывающие производства (9%). Иными словами, как минимум 80–90 тысяч человек в экономике Севастополя заняты в секторах, едва ли имеющих отношение к системообразующим. Им сейчас остается лишь рассчитывать на то, что карантинные ограничения не продлятся дольше 1 мая.

Время подумать об эффективности

Ряд экспертов подчеркивают, что именно бюджет сейчас может стать основной «подушкой безопасности» для Крыма.

Основные риски текущего кризиса связаны с возможным провалом базового сектора экономики полуострова – туризма, а также с риском просадки бюджетного сектора, отмечает заместитель директора Фонда «Центр стратегических разработок ”Северо-Запад”» Дмитрий Санатов. Но, по его мнению, если в туризме риск может материализоваться уже в ближайшие пару месяцев, то риски, связанные с бюджетом, могут практически не ощущаться до конца года.

«Туризм, скорее всего, очень значительно потеряет в объемах, так как вирус повлияет и на долгосрочные планы людей, хотя прогнозировать что-либо здесь можно будет только ближе к майским праздникам. После спада напряженности эпидемиологической ситуации часть россиян вместо зарубежных стран может поехать на российское побережье, что вызовет всплеск спроса во второй половине лета», – считает эксперт.

А вот бюджетный сектор, по его словам, является более защищенным, «поскольку государственные расходы имеют «подушку безопасности» в виде Фонда национального благосостояния, которой даже в пессимистичном сценарии хватит не менее, чем на год, а при возврате нефтяных цен на уровень 30–45 долларов за баррель – и на два-три года, если удастся избежать роста инфляции и госрасходов».


Насколько сильным может стать торможение проектов развития, реализуемых при государственной бюджетной поддержке, станет видно лишь к концу третьего квартала, добавляет Санатов. При той ситуации на рынке нефти, которая сложилась сейчас в мире, страна всерьез стоит на пороге следующего шага девальвации рубля и дефицита ликвидности на инвестпроекты, но пока, уверен эксперт, есть надежды на более мягкий сценарий кризиса и отложенное потребление.

Кроме того, очень перспективным направлением для Крыма сейчас, по мнению Дмитрия Санатова, выглядит локальное производство пищевых продуктов – проекты АПК в целом оказались наиболее успешны в рамках политики импортозамещения, и по стране в целом уровень потребительской безопасности довольно высокий.

Министр сельского хозяйства РК Андрей Рюмшин уже заявил, что в условиях изоляции продолжают работу организации, осуществляющие производство, реализацию и хранение сельхозпродукции и продуктов ее переработки, удобрений, средств защиты растений, кормов и т.д.

Основатель исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов также считает, что для Крыма самым актуальным в этот период становятся инфраструктурные инвестиции – в ЖКХ, сельском хозяйстве и других отраслях.

«Частный сектор в туризме, скорее всего, никуда не денется, даже несмотря на закрытие гостиниц, – считает эксперт. – А те объекты, которые сейчас строятся в Крыму, сами по себе станут значительным вкладом в ВРП, но нужно гораздо больше внимания уделять качеству работы над инвестпроектами с привлечением частного капитала».

«Четверть века жизни при украинской власти до сих пор дают о себе знать, и работу над качеством государственного управления в Крыму надо продолжать, несмотря ни на какой коронавирус. Эта встряска Крыму нужна была, наверное, даже больше, чем остальной России, потому что крымские чиновники сильно расслабились – они, похоже, давно не видели, что происходит на Украине», – заметил Алексей Безбородов.

Новый шанс для виноделия

Одной из немногих отраслей экономики Крыма, которые потенциально даже могут выиграть от коронавирусного кризиса, является виноделие. Сейчас оно фактически снова оказалось в ситуации 2014 года: курс рубля за последние полтора месяца существенно упал, а доступ на российский рынок импортной продукции усложнился.

Текущие проблемы виноделам создают ограничения мобильности, связанные с коронавирусом, однако после того, как они рано или поздно будут сняты, названные преимущества никуда не денутся. С этой точки зрения, решение включить винодельческие предприятия Крыма в системообразующий список выглядит весьма дальновидным.

«Логистические цепочки поставок вин из Евросоюза сейчас фундаментально нарушены, – характеризует текущую ситуацию Дмитрий Ковалев (Федосов), основатель портала «Наше вино», руководитель научно-методического центра «Лаборатория вина» при Севастопольском филиале МГУ. – Поставки фурами продолжаются, но всех водителей проверяют на зараженность, машины долго стоят на границе плюс паника в главных винопроизводящих странах  – Италии, Франции и Испании, которые импортируют больше всего вина в Россию».

Кроме того, отметил эксперт, с 1 января в России были повышены акцизы на импортные вина, так что многие импортеры заранее сделали большие закупки, и этот эффект будет ощущаться примерно до июня – недорогое импортное вино ещё какое-то время будет на полках.

«Но когда оно закончится, поставки не будут обновляться в прежнем режиме, а добавит проблем импортерам падение курса рубля. В результате российские виноделы получат возможность снова заместить часть импорта», – заключил он.


Некоторые крымские винохозяйства, например, «Инкерман», добавляет эксперт, сейчас не продают даже трети того объёма, который реализовывали в украинский период, причем в основном на том же российском рынке, и сейчас это явно будет отыгрываться за счёт существующих запасов.

«Ещё в январе я наблюдал, что в московском масс-маркете крымских вин зачастую не было на полках вообще, а в бутиках они стояли на самых нижних полках, но теперь появляется возможность нарастить присутствие, благо резервы есть, – считает Дмитрий Ковалев. – Но всеми этими преимуществами смогут воспользоваться только те предприятия, которые уже работают – запустить новые проекты в России будет очень сложно, в том числе из-за подорожания западного оборудования. Поэтому у тех крымских виноделов, которые успели ввести новые мощности, есть сдержанный оптимизм».

Эксперт обратил внимание на то, что уже сейчас заметно, что на федеральном рынке проявляют повышенную активность такие компании, как «Массандра», которая стремится дополнить свой стабильный рынок крепленых вин сухими винами, «Золотая балка», «Новый Свет», «Вилла Крым».

«В крупном сетевом ритейле сейчас будет пересмотр отношения к этим маркам в позитивную сторону, хотя небольшим винодельням будет трудно, поскольку у них большой процент продаж был ориентирован на переживающий большие сложности сегмент HoReCa (отели, рестораны, кейтеринг) и частных клиентов. Кроме того, они всегда рассчитывали на внутренний туризм, так что остаётся надеяться, что к майским праздникам он оживёт», – сказал основатель портала «Наша вино». 

Однако сейчас виноделам очень важно не повторить ошибок 2014 года, предупреждает Ковалёв. Тогда многим российским производителям казалась, что из-за двукратного падения рубля победа над импортом им гарантирована, но на деле всё оказалось не так: уже через пару лет на полках победил дешёвый импорт – импортеры оптимизировали цепочки поставок, появились новые поставщики типа Португалии и Македонии и т.д.

«Самое главное, – убеждён эксперт, – переломить давно известную тенденцию: всякий раз наше виноделие расслабляется, когда оказывается, что на внутреннем рынке нет других вин, а потом они вдруг возвращаются в более выгодных условиях и снова нас завоёвывают. Поэтому сейчас российскому виноделию надо держать марку – поднимать качество, выстраивать долгосрочные отношения с ритейлом, HoReca, больше вкладывать в образование сомелье и виноделов, то есть выстраивать стратегию на годы. Нужно продолжать упорно работать, особенно в плане пиара и маркетинга, объяснять ритейлу и ресторанам, что у нас есть аналогичные отечественные позиции условному португальскому вину за 300 рублей, которое стало стоить 400, но за ту же цену, которую мы оставляем. Отложенный спрос еще может отыграть своё – та же Италия наверняка скажет своё слово, когда карантин кончится, а если не будет Италии, то будет Армения или другие малоизвестные пока страны – свято место пусто не бывает. Российский рынок вина восьмой в мире по объемам – это лакомый кусок для многих производителей».

Николай Проценко

Фото: pixabay.com

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 10 дней со дня публикации.

Похожие новости

Архив новостей

Май 2020 (1019)
Апрель 2020 (1108)
Март 2020 (1076)
Февраль 2020 (946)
Январь 2020 (952)
Декабрь 2019 (929)

Популярные новости